Bleach: Изменить Этот Мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Изменить Этот Мир » Архив » Любопытство - не порок-2. Лаборатории Заэля-Аполло Гранца.


Любопытство - не порок-2. Лаборатории Заэля-Аполло Гранца.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

В сюжете задействованы:
Заэль-Аполло Гранц, Ичимару Гин (остальные – по желанию).

Сюжет:
Покинув Тронный зал после сорванного Канаме Тоусеном свидания, Ичимару продолжает прогуливаться по замку и входить в доверие к арранкарам. Что привело Лиса в лаборатории Заэля? О чем пойдет разговор и чем завершится?

Отредактировано Ichimary Gin (27-03-2011 19:27:44)

0

2

Повседневные будни серы и безрадостны - так считает большинство обывателей. На самом деле, им просто недостает воображения, чтобы самим раскрасить яркими цветами свое существование. Да еще и жалуются потом всем вокруг, как уныла их жизнь. Заэля Апорро Гранца никак нельзя было отнести к этой категории. Каждый новый день под искусственным солнцем он начинал с улыбкой и в предвкушении чего-нибудь интересного. Хотя бы потому что его работа приносила ему частые сюрпризы.
Вообще, труд на благо военной промышленности в отдельно взятой пустыне кто-то мог бы посчитать неблагодарным. А вот Октаве нравилось. Все лучше, чем просто коротать дни в бесконечных тренировках. Большинство нумеросов подыхая от скуки, без дела болтались по замку, и время от времени кто-нибудь забредал к покоям Заэля. Гранц сам редко выбирался куда-либо, исключая собрания Эспады, а вот такие приблудшие приносили свежие сплетни и новости, до коих Восьмой было очень падок, как и до любой информации.
Сегодня таким посетителем оказался Финдор. Этот тоже любил поболтать, причем настолько, что фонтан его красноречия, иногда мог заткнуть только Сегунда. Кариас уже битый час любезничал с Октавой, и тот  стал подозревать, что сейчас у него что-нибудь попросят. Заэль уже начал немного уставать от бесконечного потока слов, но опять же если выставить нумероса вон, снова станет скучно. Поэтому Гранц терпел и слушал, пару раз, в качестве маленькой мести назвав Кариаса «Ильфорте» - он всегда так забавно бесился из-за этого. Разговор перешел во взаимный обмен колкостями, сначала несерьезными, но в продолжении все более оскорбительными. У поганца язык был подвешан хорошо – еще бы! Он постоянно имел возможность практиковаться на своих приятелях по фракции, а там один только Джио чего стоит. Заэль себе такого позволить не мог, с тех пор, как Ильфорте изъявил желание вступить в свиту другого короля – помоложе и посимпатичней. Поэтому на долю Гранца оставались пикировки с коллегами до и после собраний.
Когда мирный треп начал преображаться в ссору на пороге замаячил силуэт, который Заэль, признаться, был готов увидеть менее всего. Но все же воспринял Ичимару Гина, как избавителя от надоевшего визитера и даже был готов вознести хвалу высшим силам, но воздержался по причине непроходимого атеизма.
- Ичимару-сан, какими судьбами вы забрались так далеко в недра Лас-Ночес?! А ты иди, любезный друг, займись чем-нибудь полезным.

+2

3

Собственно говоря, Ичимару был доволен. И небольшим почти романтическим приключением в тронной зале и его окончанием. Уверенность, что он все таки умудрился испортить Канаме день и очень может быть, даже не один - вселяла в душу веселье и оптимистичный взгляд на мир. Скука покидала сердце и тот простой факт, что избавляется Лис от нее за счет окружающих, его абсолютно не волновал. Окружающие были виноваты сами, не стоило попадаться ему на пути.
Но когда альбинос заглянул в личные апартаменты Заэля-Аполло Гранца, стало совершенно понятно, что Инари решила баловать своего любимца еще более приятными неожиданностями. Заэль… в компании Финдо Креса… для полного счастья не хватало только увидеть на диванчике скромно сидящего Теслу… и забаррикадировать дверь изнутри. Гин ухватился рукой о дверной косяк, прислонившись к стене, и постарался улыбнуться первым красавцам Лас Ночес самой своей… ну хотя бы не хищной улыбкой.
Судя по мгновенно побледневшему и быстренько засобиравшемуся на выход Кресу, и Ичимару это получилось плохо. Словесный фонтан иссяк на полуслове, краса Двора Секунды боязливо заозирался по сторонам. Он как то привык общаться с Ичимару-сама из-за спины своего короля или, на худой конец, сотоварищей по фракции, прекрасно зная, от самого же Лиса, о его увлечении  молодыми светловолосыми не-людьми. Причин это странной страсти никто понять не мог, но и Финдо, и Тесла ощутили ее на себе по полной программе. И оба теперь предпочитали в одиночку по коридорам не шастать. И вдруг – так глупо попасться…
- Здравствовать и ра-а-адоваться господину Совершенство,  - пропел Лис, не двигаясь с места. – Да вот… решил тебя навестить, последние разработки посмотреть… новостями поделиться… Ты же у нас в трудах да в трудах… - улыбка становилась все ласковее и ласковее. – Только на Собраниях тебя и увидишь… А ты, крабик мой, куда на такой скорости пополз?
Алые глаза нехорошо сверкнули из под бесцветных ресниц. Ни единого из присутствующих экс-капитан 3 отряда отпускать не был намерен.

+2

4

Впрочем, Финдор резко засобирался сам, не дожидаясь, пока его попросят. Гранц даже удивился, но ситуацию прояснила довольная улыбка Ичимару. Он, вообще-то, улыбался постоянно, и трудно было распознать нюансы настроения бывшего санбантай тайчо, но тут даже гадать не надо было – Гин просто расцвел, увидев в лаборатории фрасьона Баррагана.
До Заэля доходили непроверенные слухи о бытности Ичимару в третьем отряде Готея. Якобы, в его подчинении находился белобрысый лейтенант, преданный Гину настолько, что был ради него готов вообще на все. Возможно, шинигами подсознательно скучал по заместителю и оказывал столько знаков внимания окружающим его теперь блондинам, потому что их цвет волос напоминал ему о прежней жизни.
А еще, Гранц слышал, что это именно Ичимару насвистел Ннойторе о том, что это так здорово, когда у тебя есть адъютант. И с тех пор, за Квинтой ходил, словно привязанный, этот субтильный трепетный юноша, непонятно что нашедший в хищном и кровожадном богомоле. Хотя, может быть слухи врут, и Джируга позволял Тесле таскаться за собой по той причине, чтобы было кому, в случае чего, транспортировать его покалеченное тело из пустыни в Лас-Ночес.
Но это все лирика. Суровая правда жизни состояла в том, что Гин встал аккуратно в дверном проеме так, что попасть в коридор можно было либо отодвинув тайчо в сторону, либо овладев навыком прохождения сквозь стены. Второе было вероятней.
- В казармы, Ичимару-сан. - отрапортовал Финдор и бросил на Заэля взгляд, пусть и невидный из-под маски, но все же Октава распознал в нем мольбу о помощи.
Вот так дилемма! Можно было подсобить «приятелю» скрыться от внимания Ичимару, но вдруг ученому понадобится помощь правой руки Владыки? Поэтому Гранц решил пока проигнорировать Кариаса. Ничего ему не будет, в самом деле. Наверное.
- Так кроме меня все некому трудиться, что же еще остается. А за визит – спасибо. – Заэль медово улыбнулся в ответ, а Финдор занервничал еще сильней и снова покосился на ученого. – Вы проходите, Ичимару-сан, что на пороге стоять. Я вам всегда рад.
Финдор, если что, ты мне будешь крупно должен…

+3

5

- В казармы, Ичимару-сан. – бодро пискнул «крабик», и взгляд заметался с Ичимару на Заэля и обратно. Гин изумленно выгнул бровь, видимо, фрасьон Баррагана ожидал, что Октава Эспада прямо с ходу начнет соблазнять правую руку Владыки, принеся свою честь в жертву сохраненной чести Финдо. Наблюдать за этим было просто невероятно забавно.
Он уже даже собирался «обрадовать» Креса, что казармы отменяются, зато фрасьоны Заэля сейчас живенько сбегают за ящичком вишневого контрабандного винца, и они втроем прекраснейшим образом проведут время, как… до чутких ушей Лиса донесся медовый голос хозяина лабораторий, бороться против которого было так же бессмысленно, с точки зрения альбиноса, как против голосов сирен.
- Вы проходите, Ичимару-сан, что на пороге стоять. Я вам всегда рад.
Кицуне перевел взгляд с нервничающего блондина на томного ученого и, казалось, потерял к Финдо всякий интерес. Мягкой лисьей походкой он прошелся от двери, проводив долгим взглядом вылетевшего на сверхсветовом сонидо Креса, и оказался в непосредственной близости от Гранца.
- Какие новости, леденчик мой? – ласково чуть ли не промурлыкал Лис, разглядывая сквозь прищур тонкие черты лица. – Чем порадуешь? Квинта не обижает? Секста не пристает?
От сладкого тонкого запаха роз, исходящего от ученого, предательски кружилась голова. Гин про себя еще раз поблагодарил Готтей за прекрасную актерскую практику, позволяющую ему сейчас практически не напрягаясь скрывать свои истинные желания по отношению к этому произведению  ХоГиокского искусства.

+1

6

Заэль на прощание помахал Кариасу ручкой, не сводя, впрочем, взгляда с нового посетителя.
- Финдор, до встречи. Ах да! Шарлотте передай, что если эта сука еще раз посмеет распускать грязные сплетни, я к ней пришлю Верону с ножницами, и е..му всю гриву состригут.
Когда нумерос, наконец, удалился, Гранц вздохнул спокойней, хотя расслабляться было рано. От Ичимару тайчо всегда пахло неприятностями, как бы очаровательно он не улыбался. Заэль это знал точно, потому что сам был таким же, и сейчас справедливо подозревал, что бывший шинигами явился сюда не просто так.
Лаборатории Заэля находились далеко от основных помещений, и сюда нельзя было зайти просто проходя мимо. Да и желающих было маловато, честно говоря. Бытовало мнение, что любого, кто забредал в этот лабиринт коридоров, хватал коварный Октава, укладывал на прозекторский стол и проделывал всякие непотребства. В том плане, что проводил опыты и порывался вскрыть живьем.
А Лис подходил все ближе. Задавал вопросы. Делал вид, что его действительно интересует, не пристает ли к нему Гриммджо.
Интересно, о чем он вообще думает?
Заэль кожей чувствовал на себе чужой взгляд, пусть и не было видно, куда именно смотрит Ичимару. Неожиданно в голову влезла глупая мысль о том, что почти у каждого, кто сюда заходит с глазами какая-то лажа. У Финдора маской закрыты, у Квинты и Теслы вообще по одному. А у Гина не разглядеть за прищуром, который придавал и без того хитрой улыбке еще больше коварства.
Как его вообще капитаном сделали? Я бы не доверил.
- Не пристают и не обижают, – усмехнулся Гранц. – Потому что знают, что потом у них из-за этого будут неприятности. А как у вас дела? По настоящему солнцу не скучаете?

+2

7

- Милостью ками, все хорошо-о-о-о, - протянул Ичимару, невероятным усилием воли удерживая себя от того, чтобы воспользоваться ситуацией. В конец концов он пришел сюда по делу… правда личному делу, но серьезности ситуации это не меняет. – Да и как тут скучать по солнцу, если у нас солнце на троне сидит? – главный идеолог государства ласково улыбнулся.
Между ними всего пара десятков сантиметров… можно резко дернуть Гранца на себя, неожиданностью подавив сопротивление… и сжать в объятиях хрупкое тело… Внутренний бес скакал шаманские танцы и чуть ли не устраивал демонстрации в поддержку. А Гин еще раз благословил дизайнерские фантазии Владыки, под которыми вряд ли разглядишь, как скрутило жгутом мускулы. «Шшшиматта… да держи ты себя в руках!.. Отставить нерабочие мысли в рабочее время!» Чертов розовый запах..
- Я вот хотел у вас спросить, уважаемый господин Гра-а-анц, - голос Лиса сочился патокой. – Сколько у нас процентов при повторном использовании силы ХоГиоку получить еще одного Вандервайса? И есть ли хоть малейшая возможность психокоррекции подобных экземпляров в дальнейшем?
«Интересно… а взялся бы ты за создание еще одной копии ХоГиоку, ммм?.. Да еще и с изначально измененными возможностями?.. И насколько вообще можно подчинить своей воле это творение двух наших гениальных идиотов, поставивших все четыре мира под угрозу аннигиляции?!»
Нет… конечно Ичимару не задаст этих вопросов вслух. Пока – не задаст… Щелочки глаз приоткрылись и на Заэля Аполло с интересом уставились рубиновые, цвета кипящей крови глаза кицуне.

Отредактировано Ichimary Gin (29-03-2011 18:21:36)

+3

8

- Еще? Его одного-то многовато будет! – Заэль вздернул тонкие брови в притворном изумлении, но лишь секунду. Мгновение спустя, ученый снова стал серьезен и окинул визитера внимательным взглядом.
- Я уже имел возможность осмотреть нашего… уникума. И даже сделал попытку с ним пообщаться. – Октава опустился на высокий стул и аккуратно расправил складки одежды. – Правда, после нее пришлось чинить дверь в изолятор, потому что Марджера ее снес лучом серо.
Заэль чуть нервно повел плечом от неприятных воспоминаний. Вандервайс питал к ученому явную неприязнь и даже не пытался это скрыть. Вполне возможно, что Гранцу тогда крупно повезло, потому что несмотря на невысокую позицию среди нумеросов, силы малолетнему аутисту было не занимать. Если, конечно, действительно считать его таковым. Почему-то Заэля на протяжении всего сеанса общения не отпускало ощущения, будто его где-то дурят, причем по крупному.
Ученый поправил привычным жестом очки на переносице и продолжил.
- Если вас и правда интересует возможность приведение в порядок мозгов у ему подобных, то могу сказать, что это сложно. Хотя бы потому, что единого диагноза там нет. Зато есть куча разных симптомов, так что лечение потребует уйму времени и упорного труда, чтобы излечить этот букет, начиная с расстройства дефицита внимания, заканчивая полной дизадаптацией поведения!
Заэль ненадолго задумался, вспоминая попытки наладить диалог с Вандервайсом. Его неистовое желание вырваться из тесной комнаты, упрямство, с которым он лупил маленьким кулачком по стенам. Его совершенно не детский взгляд. Хотя, откуда арранкару знать, как смотрят дети…
- Можно еще добавить сюда же синдром Аспергера, который проявляется лучше всего в повышенном уровене сосредоточения на объектах интереса. И, конечно, первазивные расстройства развития, что вкупе дает… - Заэль осекся  и устремил взляд на Гина, изобразив виноватую улыбку. - Я вас не сильно утомляю подробностями? Кажется, я немного увлекся...

+3

9

- Нет-нет, леденчик, - задумчиво проговорил Ичимару, и по голосу было ясно, что он не только понимает, о чем речь, но и очень заинтересован в услышанном. – Продолжай, пожалуйста… Скажи мне вот что, как ты считаешь, насколько на самом деле аутичен наш киндер-сюрприз, нэ?
«Или мы тут все пытаемся переиграть друг друга в игру «Обмани Владыку»?..» Мысль, что такая атомная бомба, готовая рвануть в любой момент и смести в Небытие если не весь мир, то данную одну четвертую оного точно, - находится в безвозмездном пользовании Тоусеном, вызывала в Гине неприодолимейшее желание устроить старому другу несчастный случай с роскошными последующими военными похоронами. Он, Ичимару, согласен даже произнести речь, полную скорби и сожаления о безвременной кончине Божественной справедливости. «Мда… заставь дурака богу молиться… Пока есть надежда, что наш Великий слепец искренне верен Айзену. Что случится, когда он в Соуске разочаруется, думать страшно, поэтому пока мы об этом думать не будем».
У ками-сама, как ни крути, есть ХоГиоку. У Тоусена Вандервайс, один стоящий целой армии. А что есть у него, Ичимару Гина? Пра-а-а-альна, Сутех, от которого, правда, еще никто живым не уходил, и туманные обещания Тиры… Мало. Плохо. Недостаточно. С такими картами на руках игру не возьмешь. «Ксо!..» Великий комбинатор вынырнул из глубины своей печали и вновь обратил все внимание на собеседника.
Личный бес уже выплясывал цыганочку с выходом, напоминая вновь и вновь, что постель у его лисичества, может, и широкая… но холодная, посему неуютная… И вечерние чаепития под аккомпанемент хокку лучших поэтов навсегда отошли в прошлое… и не скользнут больше прохладные пальцы по раскаленным векам… и не коснуться больше… не отвести золотистую прядь  с ярко голубых глаз… Бес испуганно заткнулся и юркнул куда то глубоко в нору. Потому что белой волной звериного одиночества рванул кицуне, скаля зубы на этот бесцветно-белый, холодный, как и он сам, мир… И перед глазами помутилось. «Будьте Вы прокляты, Айзен-сама, вместе с Урахарой и вашим чертовым ХоГиоку!..»
… Гин сощурился еще сильнее, и улыбка на губах соответственно стала еще слаще… Ничего не было. На узкое лицо не легко даже тени. Он стоял, легко опираясь пальцами о близстоящий стол и гладя сверху вниз на своего ярковолосого ви-за-ви, распространяющего вокруг сладостно отравный запах роз.

+1

10

- Насколько? Максимально. – Заэль смерил взглядом нависающего над ним экс-шинигами. – Но, кто знает, возможно, при должной обработке, это животное можно привести в более вменяемое состояние. Как мне кажется, под пластами всевозможных отклонений, где-то есть остатки разума… - Октава неопределенно пожал плечами. – Вот только пока до них докопаешься – руки сотрешь.
Восьмой в Эспаде персонаж, хоть и не хотел, но все же был вынужден был констатировать полное фиаско в отношении Вандервайса. Маленькое чудовище упорно не хотело идти на контакт. Марджера то ли чувствовал неискренность этих попыток, то ли ему просто не нравился ученый. Или же просто Заэль попадал не в лучшие периоды этого циклотимного характера, постоянно встречаясь в Вандервайсом в «маниакальную» фазу.
Вообще, гораздо более занимательным Заэлю казался интерес Ичимару к полоумному арранкару. Учитывая то, что Гин уже наверное лет сто, как не делал ни одного жеста без дюжины скрытых причин, то и этот разговор неспроста. И ведь заметно, что это не просто праздное любопытство. Октава задумался, стоит ли вообще доверять этому лису, памятуя о том, как он обошелся с бывшими коллегами-шинигами. И вообще, кажется, пришла его очередь задавать вопросы, а то как-то нечестно получается.
Хитрое лицо экс-капитана расплылось уже в такой широкой улыбке, что казалось, еще немного – и голова треснет поперек. Заэль уставил на него внимательный взгляд и чуть подался вперед, изображая всем видом искренний интерес.
- Ичимару-сан, позвольте полюбопытствовать, а откуда такой неуемный интерес к этому ходячему пособию по психиатрии?
Неужто в нем проснулся педагог, который пожелал реабилитировать этого полоумного? Нет, это глупо – Вандервайс пусть и выглядит как ребенок, но все равно он арранкар. Пустой.
Или просто Ичимару ищет способ, как можно укротить и подчинить хоть маломальскому контролю эту силу. Вот это уже теплее. Сейчас он, Марджера, подобен бочке с порохом -  любое неаккуратное действие и от неосторожного экспериментатора останется только горстка пепла. 
Так что же вы задумали?

+3

11

- Все создания Айзена-сама для меня как де-е-ети, - медово протянул Лис в ответ. – Ну или как крестники, что суть одно. Душа у меня за вас болит, агась… - он бы еще многое мог напеть, но не стал. Внимательные золотые глаза смотрели на него с холодным интересом. – Каждый из вас такой сундучок с двойным дном… А у нас война на носу…
Надо отдать Гину должное, он ни на секунду не верил в победоносность этой самой войны. Война с Королем шинигами, которой уже сто с лишним лет бредил Айзен, была его личной занозой, не желавшей покидать мозг. Слишком высокая цена за бесславную гибель получалась. «Ну… и что ты захочешь в обмен на верность лично мне? Могу предложить жизнь… во все времена это самая ценная валюта, сейчас, пожалуй, ее курс только подскочит…»
Бес меж тем снова выполз из укрытия и рисовал самые соблазнительные картины ближайшего времяпрепровождения… В конце концов, разве он, правая рука самого ками, не может слегка надавить на арранкара и получить желаемое? Или у него на это нет права?.. Да разве его, Ичимару Гина, кто нибудь осудит, даже если в своей страсти он будет… немного настойчивее, чем надо? Ну разве что Тоусен… но что понимает Тоусен в одиноких холодных ночах и способах от них избавится?.. Гин усмехнулся. «Хватит страдать по прошлому… его не вернешь, и события назад не отмотаешь. Хватит пить в одиночестве и пора уже выкинуть этот медальон, чтобы не травил память… Три месяца – это срок. Хватит…»
Внутри что то натянулось подобно струне и с жалобным треньканьем лопнуло. Мысль о том, что он сейчас самым недвусмысленным образом назначит Октаве свидание, а потом отправится к себе в апартаменты и сожжет золотую прядь, спрятанную в старом, купленном ёкай знает когда на ярмарке в Руконгае… кажется весной… медальоне, а потом напросится с другом Секстой погулять в пустыню и там, в белых бесконечных песках, похоронит и сам медальон… похоронит вместе с памятью… вместе с капитанским хаори… хокку по вечерам… с «доброе утро, тайчо…»… со всем, что было… чтобы никогда – даже в памяти, даже в снах – уже не вернуться к этому самому прошлому… так вот мысль об этом жалящим огнем прошила грудную клетку, оставив после себя ноющую боль внутри…
Кажется, так становятся пустыми, нэ?.. «Прости, Изу-у-уру… и забудь…»
- И еще вопрос… Есть ли способ успокоить нашего вундеркинда, если он… не вовремя разбушуется?

+3

12

С большим трудом Гранц изобразил на лице вежливую улыбку в ответ на слова Ичимару, хотя скорее хотелось расхохотаться в лицо хитрому шинигами. Гин явно искал выгоду, а судя по тому, насколько предприимчивым был ближайший соратник Владыки, ее он везде найдет. Что и доказывало посерьезневшее лицо визави.
Дети-крестники! Да кому он голову морочит?!
Душа, значит, болит... Война войной, а вот этот аспект бытия не-пустых тоже весьма интересовал Заэля Апорро. Куда она на самом деле девается, когда распадаются в прах звенья Цепи? Не пропадает же она бесследно. Ведь ничто в природе не исчезает полностью – это непреложный закон. Ни разу ученому не удавалось достаточно близко подступиться к тому, кто обладал этой хрупкой эфемерной субстанцией весом в двадцать один грамм.
Бесценным, и, что немаловажно, доступным, источником информации о душах был Аарониро Аллурьери, Новена Эспада. Не зря это ходячая аномалия вмещала в своей тушке этих самых душ больше, чем тридцать тысяч с лишним. Но к нему обращаться было бесполезно – Девятый испытывал к Гранцу чистейшую и не замутненную ничем посторонним ненависть. И этот факт делал невозможным не то, что какое-либо сотрудничество между коллегами, но и даже простой разговор моментально грозил перерасти в поединок.
Отвлекшись от сожалений, Октава снова бросил взгляд на своего визави – тот казался задумчивым. Неужто все еще притворяется, что скорбит по созданиям Айзена? Нет, вряд ли. Больше похоже на настоящую печаль или как это на самом деле называется? Заэль разбирался в эмоциях, но сложно по-настоящему распознать их, если сам не чувствовал такого же. Единственный раз, когда Октава был близок к чему-то подобному, был тогда, когда Ильфорте заявил, что уходит во фракцию Гриммджо. Впрочем, Гин кажется, тоже был не склонен к долгим переживаниям и снова вернулся к делу.
- Если это случится, когда Марджера будет находиться в своем обычном состоянии, то  утихомирить его будет сравнительно легко. – Пожал плечами Заэль. – А вот будучи в релизе… Это совершенно другой вопрос. Кажется, его сила находится в обратной пропорциональной зависимости с разумом. И скорее всего, обретя полную свою мощь, он полностью утратит рассудок. Если это случится, я бы предпочел оказаться в другом конце пустыни. А еще лучше по другую сторону гарганты. – Октава ласково улыбнулся. – Чего и вам желаю.

+1

13

- Это все не вызывает сомнений, - усмехнулся Ичимару в ответ. – Но, к сожалению, любезный господин Гранц, реальность далеко не всегда совпадает с нашими планами. А вы бы могли-и-и… - голос стал задумчивым, и гласные поплыли, превращая речь предателя в плавный поток, уносящий сознание собеседника в прекрасное далеко, - создать что то вро-о-оде… особо сильного успокоительного для нашей милой деточки?
Гин едва не добавил «и его не менее милого воспитателя», но не стал усугублять в арранкарских кругах ненужный интерес к небольшим противоречиям среди небожителей. «Мы же втроем буквально, как европейский бог, - едины и неделимы…»  И с этой точки зрения было довольно забавно собрать под себя сильную коалицию и при этом официально оставаться вернейшим из последователей Владыки… Политика такая политика.
- Если, конечно, Айзен-ками-сама, - Лис вновь расплылся в сладкой улыбке, - не поручил тебе что нибудь особо важное, необходимое для нашей побе-е-еды, и в максимально короткие сро-о-оки…
Сомнений в том, что сенсей  вполне мог озадачить ученого каким-нибудь сверхоружием, нервно-паралитического, реацу-отключательного или иного полезного свойства, - не было. Айзен в последнее время вообще был опасно энергичен, и в глазах его снова появилось знакомое Гину с детства выражение – неистребимой любви к науке… почти фанатичный огонек естествоиспытателя, готового нажать красную кнопку… или создать более совершенную модель ХоГиоку. Да и Гранца он стал вызывать к себе куда чаще и явно не за тем, зачем явился к этому самому Гранцу Ичимару Гин...
Мысли то и дело соскальзывали с делового направления на романтическо-куртуазный… хотелось послать все к ёкайной бабушке и гулять в оранжерее под хурминными деревьями, выросшими в лучах искусственного солнца… В конце концов, эта оранжерея была его личной гордостью и еще одним доказательством таланта Лиса в достижении своих целей. Любых целей… Даже таких абсурдных, с точки зрения Айзена-тайчо, как хурминные деревья.

0

14

Его, Октаву, многие за глаза, а Ннойтора так и вовсе в лицо, часто называли «темнилом» науки. Почему? Да потому, что темнил ученый, умалчивал, недоговаривал, а зачастую и врал бессовестно всем подряд, лишь бы добиться желаемого. Способ сей Заэль считал вполне нормальным, потому как цель для него всегда оправдывала средства.
Так вот, Ичимару Гин, по мнению Гранца, темнилом был ничуть не меньшим. Разве что, к науке бывший шинигами относился весьма косвенно, пусть и интересовался. А еще Владыка, кажется, был не в курсе, что творят его «руки», пока сам он занят своими планами масштабного наступления на Готей-13. Кстати, самому Гранцу от предстоящей войны было ни холодно, ни жарко. Он не сильно рвался в бой, в отличии от того же Джируги, которого хлебом не корми – дай подраться. Заэля же больше интересовали шинигами в плане анатомическом, как образцы и пособия. А самой главной мечтой Октавы было получить образец ДНК самого Айзена, но подступиться к нему было нельзя. Заэль как-то пытался уговорить Лоли принести образец за щекой, но эта дура устроила безобразный скандал, и пришлось ее вышвырнуть вон.
Верные приверженцы, чтобы не сказать «приспешники», Владыки тоже априори исключались из списка подопытных. С Тоусеном у Заэля сразу сложилась взаимная неприязнь. Уж очень не нравился строгому шинигами ученый, чем – толком не ясно. Гранц же считал Канаме скучным и сухим. Дай ему волю, слепец бы каждый вечер рассказывал Эспаде поучительные истории с моралью и трагическим концом. На идеалы Тоусена было откровенно положить всем, а Заэлю в особенности, потому что мораль накладывала печать табу на все, что так любил Гранц.
А вот Ичимару Гин представлялся гораздо более сговорчивым, да и вообще поприятней был, пусть и частенько паскудно улыбался окружающим. Да еще сам так любезно пришел, и Гранц уже примерялся, как бы незаметно выдернуть у шинигами пару волос.
- Увы, пока о самого Владыки распоряжений не было, поэтому занимаюсь пока другим, по своей инициативе, хоть проект и значительный. – Гранц напустил на себя таинственный вид, на всякий случай, чтобы оставить у Ичимару толику сомнений о том, что на самом деле он ничем важным не занят.
Так оно и было, строго говоря, именно поэтому Заэль был даже рад предложению Гина заняться делом. Но просто так Гранц не собирался делать одолжение хитрому шинигами, пусть он двадцать раз «лицо приближенное к императору»
- А что до.. гм.. успокоительного, то вопрос интересный. Я бы занялся этим, возможно… Вот только мне нужен будет доступ к самому объекту, а Марджера, я подозреваю, меня и близко к себе не подпустит.

+1

15

- Ага, - неожиданно согласился Ичимару, не отрывая прищуренных глаз с ученого, - тебя не подпустит. А вот меня очень даже... особенно, если придумать, чем на время занять его «мамочку». И какие же образцы тебя нужны, леденчик? Кровь? Волосы? Кожа?
Вопросы про черные свечи, магические круги и козлиную свежеотрубленную голову повисли в воздухе, хотя напрашивались сами собой. Гин только хмыкнул про себя, его всегда забавила тяга смертных к вещизму во всем многообразии его проявления. О, это святая вера во всемогущество созданных ими же вещей! Придуманных ими же богов... «Однако, вопрос в другом...»
- А что за проект такой значительный, красотулечка моя, м? Собираешься Айзену-сама на годовщину коронования сюрпризец приподнести? Ну, так демонстрируй, сам понимаешь, я, как правая рука бога и императора Лас-Ночес, - кицуне театрально повысил голос, словно кто то мог их подслушивать, - должен неусыпно следить за его безопасностью...
«... пищеварением и хорошим настроением, - добавил про себя мерзавец, чувствуя, что словесный поток уже не остановить. - Не к добру это... Надо бы назначить аудиенцию Сутеху и выяснить, что за гадкое предчувствие мне покоя не дает.»
Еще додумывая мысль, почти неожиданно для себя небрежно легкомысленным жестом он протянул руку и неторопливо поправил розовую прядь, норовившую упасть со лба Гранца. «Ну-у-у?... Что делать будешь, леденчик?.. Не пошлешь же ближайшего друга нового ками, нэ? Давай, порадуй меня... вывернись... Если сможешь».
Длинные белые пальцы ласково скользнули по щеке, очертя овал лица, и с явным сожалением альбинос убрал руку, наблюдая за реакцией Октавы на такую недвусмысленную фривольность.

0

16

Как же сильно вам, Ичимару-тайчо, хочется узнать уязвимые места нашего милого Вандервайса. Неужто интерес к блондинам настолько запущен?
Или же все гораздо проще, и шинигами хочет запрятать в широкие рукава белого одеяния еще пару-тройку козырей. И для этого помощь ученого ему так необходима. Что же, против сотрудничества с ним Заэль не имел ничего против. Хоть и предпочитал Октава действовать самостоятельно, не полагаясь на окружающих, но он не мог не признать, что иногда союзы необходимы, особенно если в результате они приносят взаимовыгодные плоды.
При содействии Ичимару у Гранца вполне могли открыться доселе невиданные возможности, ведь как не посмотри, а влияния на Айзена этот альбинос оказывал гораздо большее, чем себе мог позволить Восьмой. Все же они бывшие коллеги. И ничто не сплачивает союзы сильней, чем совместный сговор. Главное потом – не упустить момент, когда даже этот крепкий фундамент начнет рушиться, дабы оказаться подальше.
- Мне пригодится все. Раз уж мне нельзя получить в распоряжение самого Марджеру, то пусть будет как можно больше информации. – Вообще Заэль был бы больше рад, если бы Вандервайса доставили к нему в лабораторию связанным по рукам и ногам, потому что Октава сомневался, что Ичимару сможет взять образец, к примеру, спинномозговой жидкости.
- А проект… Он для Айзена-сама сюрпризом не будет, я обязан докладывать обо всем, чем занимаюсь. И в данный момент пытаюсь доработать своего рода гигай для арранкаров, которые бы позволили не только скрыть не только реацу, но еще и маски с номерами. Они выдают пустых, как неопытный шпион на допросе. Хоть это все пока в… - Гранц на миг замолчал, когда Гин убрал упавшую на лицо непослушную прядь, но тут же взял себя в руки. – В стадии разработки. Но я надеюсь на положительный результат.
Прохладные пальцы коснулись лица, и сразу же, почуяв незнакомца, где-то внутри заинтересовано зашевелилась Форникарас, охочая до новых впечатлений. И каких огромных усилий стоило не зажмурить блаженно глаза, и заставить умолкнуть бесстыжий шепоток о том, что Гин… он ведь такой интересный.

+2

17

- Ну что ж… значит, ты получишь все, что я смогу срезать с нашего вундеркинда, - усмехнулся Лис, стараясь не отпустить с пальцев это ощущение бархатистой гладкости… какое бывает при прикосновению к цветку. А он и не предполагал, насколько соскучился по таким ощущениям. – И вот еще что… ты, конечно, можешь доложить Айзену-сама о моей небольшой просьбе, но… Подумай сам, зачем отвлекать бога такими пустяками?
Даже если Гранц расскажет Соуске об этом посещении, Гин сумеет повернуть ситуацию себе на пользу. А вот дать арранкару хвостик возможной надежды на невинный шантаж аж самой правой руки бога – это было мало того, интересно, это было весьма полезно. Вот только попадется ли прекрасная тропическая хищница в такую незамысловатую ловушку?.. А, как ни крути, помощь ученого была бы очень кстати, да и планов громадье, роившееся в серебристой голове бессонными пустынными ночами, постепенно приобретало логику и смысл и требовало – требовало воплощения. Сильнодействующее успокоительное для Вандервайса – это только начало… невинные цветочки по сравнению с тем, чем на самом деле хотел озадачить первого красавца Эспады великий комбинатор. Но для этого ему необходима верность Гранца… лично ему.
«Да, да, да, Ичимару Гин!.. Конечно, тебе просто смертельно скучно, и ты решил продолжить игры в мировую революцию… Хоть себе то не ври, нэ? Не для этого ты сюда пришел… или по крайней мере, не только для этого…»
Взгляд снова и снова скользил по точеному лицу, по стройной фигуре, облитой ослепительно белой униформой, цепляясь за розовые пряди волос и изящную форму очков… «Ах, шельме-е-ец, даже маску умудрился пустить в услужение собственной привлекательности!..» О Гранце-младшем вообще по Дворцу ходили разнообразные шуточки, самая невинная из которых утверждала, что лас-ночевский Аполлон весьма странный Эспада  – без маски, без номерной татуировки и даже без дыры Пустого. Впрочем, об этой дыре много и язвительно шутил Джируга… обычно на хорошей пьянке. Гин только хмыкал, борясь с безудержным желанием дать остроумцу в зубы, но как то уж слишком пошло-рыцарской вышла бы драка за очерненную честь Заэля-Аполло Гранца.
- И да… давно хотел спросить тебя, - добавил кицуне, склоняясь над Заэлем и кончиками пальцев приподнимая красивое до женственности лицо за подбородок, - и не скучно тебе вечно тут сидеть, нэ?.. Дворец большо-о-о-й… и развлечений в нем… не только чай в компании с ками…

+2

18

Не докладывать, значит? Очень любопытно… - Подумал Гранц, но все же легко кивнул в знак согласия.
Заэлю постоянно приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы скрывать от новоявленного Ками еле обитаемой пустыни крупицы информации о своих разработках. Потому как не всегда Владыка одобрял энтузиазм Октавы и порицал особо попытки пустить в расход кого-то из арранкар. Но, несмотря на все уловки, Айзен обычно все равно все узнавал, какими путями неведомо. Так что даже если Заэль не оповестит Владыку об этом разговоре, тот все равно, скорее всего, об этом узнает. И тогда и у Октавы, и у самого Ичимару будут крупные неприятности. Хотя, с другой стороны, Гранц подозревал, что это именно Гин вызнает и передает Айзену все секреты, которых так много скрывает этот белый дворец, замерший в безвремении.
А секретов тут хранится целая уйма. Ведь чем еще заниматься в серой пустыне? Солдаты тренируются, а полководцы плетут интриги, большей частью со скуки, чем действительно из желания сделать гадость.
Заэль из этой схемы несколько выбивался, хоть и сам был иногда не прочь состроить парочку-другую зловещих заговоров. Ему как раз таки скучно почти не было. Каждый день в лаборатории мог преподнести сюрприз, очередной эксперимент мог пойти в совершенно неожиданном направлении. А любое открытие обычно ставило перед неугомонным исследователем очередную проблему, требующую решения. И его поиск снова увлекал в череду опытов, к блестящим рядам инструментов и хрупкому стеклу колб и реторт, где таились реактивы и образцы, яды и противоядия.
Все это Октаве было действительно интересно. Иногда ему было не понятно, почему на лице того же Ильфорте возникает выражение смертной скуки, когда он видит брата за работой. Впрочем, он никогда не был склонен к систематическому труду, что с него взять? Но уж Ичимару-то должен понимать, почему Заэлю не бывает скучно в окружении ровных столбцов цифр, диаграмм и формул.
- А ведь он тебя не об этом спрашивает, мой дорогой. – тихо мурлычет Форникарас и довольно улыбается губами Заэля, выдавая то, что уж точно не стоило показывать.
- Большую часть этих развлечений иначе как варварством и не назовешь. А что до чая… Так он уже давно оскомину набил. Чего-нибудь бы… - Октава снова чуть мечтательно улыбается, - …покрепче.

0


Вы здесь » Bleach: Изменить Этот Мир » Архив » Любопытство - не порок-2. Лаборатории Заэля-Аполло Гранца.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC