Bleach: Изменить Этот Мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Изменить Этот Мир » Архив » Когда сон становится явью.


Когда сон становится явью.

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

В сюжете задействованы:
Кира Изуру, Кучики Рукия, Кучики Бьякуя. (остальные – по желанию).
Отписываемся так, как написано выше. ГМ прилагается при необходимости.

Сюжет:
Опустившаяся на Серретей ночь, так и не принесла покоя трем шинигами. Сначала они видели один и тот же кошмар про то, как каждый из них оказался в бескрайней пустыне, без еды, воды, но со своим оружием и всеми способностями.
А потом сон медленно перетек в реальность: когда трое шинигами очнулись, они находились отнюдь не в своих уютных покоях, а на горячем, нагретом солнцем песке… только все трое в одном месте.
Вокруг – песок, и только где то вдалеке мерцает, не то мираж, не то оазис…

0

2

Сколько длился сон Кира не помнил. И, что самое отвратительное, шинигами совершенно не помнил тот момент, когда он проснулся.
Из-за этого разум первое время отказывался воспринимать окружающую действительность... как действительность.
-"Может быть, это всё ещё сон", - отрешённо подумал Кира, разглядывая бесчисленные песчинки.
Однако вскоре лейтенант понял, что если это и сон, то уж какой чересчур реальный. В щёку впивались острые грани песчинок. От песка шёл жар...
Внезапно у самого его носа песок зашевелился и оттуда показалась головка ящерицы.
От неожиданности Изуру резко отпрянул и поднялся на ноги.
Ящерица, кажется, недоумённо посмотрела на блондина и, закопавшись обратно в песок, продолжила своё путешествие, через пару мгновений исчезнув из виду окончательно.
В горле пересохло и Кира мучительно сглотнул, подавляя желание прокашляться.
Оглянувшись, он понял, что не один в этом море песка.
-Кучики-тайчо? Кучики-тян...

0

3

Песок оседал на губах. Но эти песчинки слабо ощущала пересохшая кожа.  Настолько пересохшая, что была видна каждая линяя, каждая ссадина, которую мог подарить очередной ночной кошмар, хоть это и был один из них. Да, ведь это был всего лишь сон. Но она желала, чтобы он закончился как можно скорее, чтобы оборвался в единый миг. Но нет, время, когда сбываются желания, осталось позади.
А у песка был вкус, которые все же могли ощутить пересохшие губы. Может он был настолько сильным, но тот солоновато-горький привкус скопился в горле, застревал комом и жег связки. И даже вместо кашля из-за сухого воздуха получались лишь нелепые попытки, отдаленно схожие с астмой. А еще почти бесцветные песчинки умело спивались в кожу, давили на чувствительные клетки. Но ведь это лишь сон? И Рукия продолжала лежать, ощущая, как ветер осыпает её очередной порцией песка. Тот попадает за шиворот, в широкие рукава. И ведь колет, колет своими острыми песчинка все более настойчиво. Проницательно, въедаясь в старые, почти незаметные шрамы. А после ветер швыряет его в глаза, заставляя еще сильнее сжать прикрытые веки. И веет теплом, жаром, но сразу на смену приходит холод, что проникает в её тело. Жар каждую секунду исходит от песка.  И порой чувствуется, как он пульсирует, сливается с ритмом её чуть замершего сердца. И так сразу после тепла неизменно следует холод, а после них колкое вещество, продолжающее впиваться в её ладони, что соприкасается с гладью той пустыни. И она даже не сомневается в том, что это пустыня. Главное, чтобы не та, с холодным светилом над головой. И ведь она могла бы закричать на луну, преследующую её во всех трех миррах, завыть как одичавшая волчица, что изнеможенно преклоняет свои лапы, но не спускает глаз с бесчувственного светила.
И, как ни странно, все казалось реальным. И чувства, и изредка всплывающая боль, которая была вполне себе приятной, и даже вкус этого треклятого песка! Реальное, ощутимое. Когда же ей стали сниться такие реальные сны?
Чтобы ущипнуть себя пришлось пошевелить рукой. Эта конечность оказалась онемевшей. Удивительно так.. И совсем неприятно. И  делать больно собственной коже тоже неприятно. И главное, ощутимо, так ощутимо! Черт возьми, что же за глупый сон?
Открыв глаза, она увидела небо над головой. Густое такое, насыщенное. Боковым зрением заметила, что это точно была пустыня. Та или не та – все они на одно лицо. И это самое боковое зрение выхватило из бесконечной прострации песчаного цвета два темных пятна, что вырисовывались в форму шинигами. А после к форме добавились знакомые черты, и уже широко распахнутые глаза Рукии. От удивления.
- Брат? Кира-сан? – пронеслось в мыслях юной шинигами, когда ко всему прочему она услышала голос лейтенанта 3-го отряда. Сон? В это уже как-то слабо верилось.

+1

4

«Песок?»
Бьякуя открыл глаза, медленно осознавая, что все вокруг – это уже не сон. Но… слишком невероятным казалось все происходящее.
Различать сон и реальность он научился еще в детстве, используя разработанную им самим практику. Нет, щипание себя за руку ни к чему не приводило, а будущего наследника уже в то время раздражало, что во сне он не может понять, сниться ему происходящее или нет. Вот наяву было все четко и ясно, и он пытался, пытался запомнить реальные чувства и перенести их на сновиденье.
Со временем сознание стало играть в свои недобрые игры, такие как сон во сне или реальный сон, когда ощущения действительно были схожими с теми, что испытываешь в реальности… но все равно они были нереальны, вводя юного Бьякую в заблуждение.
Он так и не научился определять во сне верные чувства, периодически ошибаясь, но во время бодрствования твердо знал, что это не сон.
Вот и сейчас, только открыв глаза, он понял, что его кошмар каким-то странным образом воплотился в жизнь. И каким-то образом в его сон попали Рукия и Изуру. Второе открытие его удивило намного больше, чем первое.
Поднимаясь, он левой рукой проверил наличие оружия. Да, все было при нем, более того, Сенбонзакура знакомой вибрацией отозвалась на чуть слышное произнесение его имени. Значит, и все способности у них остались.
Аристократ перевел взгляд на двух шинигами, так же как и он не особо понимающих, что же с ними произошло.
«Какого черта? Что мы здесь делаем и… я совсем не помню, чем же этот кошмар закончится… Что это? Иллюзии или что-то новое, неизведанное, с чем мы еще не сталкивались?»
- Лейтенант Кира, Рукия, - не своим от хрипоты голосом спросил он, - это место вам знакомо?

0

5

Оттряхнув форму от песчинок, Кира почувствовал себя несколько получше, словно этим жестом достал откуда-то недостающей уверенности. Виски ломило, как от перенапряжения.
-"Это сон? Или..."
Желание ущипнуть себя за руку исчезло, когда капитан Кучики заговорил:
- Лейтенант Кира, Рукия, это место вам знакомо?
Голос Бьякуи мигом развеял все сомнения Изуру в том, что происходящее - лишь элемент его воображения. Самоистязание с целью проверки реакции нервных окончаний на предмет внешних раздражителей откладывалось.
- Никак нет, тайчо, - по форме отозвался лейтенант. Песок на зубах неприятно скрипнул, так что молодого человека передёрнуло. - "Никак нет... только если по снам..."
Блондин подошёл к Рукии и, протянув девушке руку, помог подняться на ноги.
-Кучики-тайчо, у вас есть предположения, где мы находимся?

0

6

Голоса продолжили звучать в её голове, произносимые с видимым движением губ, что стирало последние попытки разума хоть как-то логически объяснить происходящее. Одна фраза могла быть сном. И теплый песок с холодным ветром лишь причудами реального мира, в котором она грелась под одеялом, а ветер вольно раскрыл форточку и тревожил её сон. Но нет, все это были лишь глупые оправдания, потому что она не понимала общим счетом ни-че-го. Ни больше, ни меньше. Ничто из происходящего не могло поддаться её пронырливой логике, которой она хотела объяснить многое. Да и чувства сейчас молчали, не оставляя ей хоть какого-то шанса, ведь она им тоже верила, безумно верила. И ведь всегда было за что верить. Логика подведет, а они останутся верны ей, одной ей.
Рукия приподнялась с песка, от которого теперь веяло жаром, который не мог больше напрямую контактировать с ней. Но тянулся, упрямо тянулся, и вновь хотел опутать со всех сторон. И не безуспешно. Жар отходил, но подкрадывался вновь при каждом вдохе, обжигая лицо, руки, да вообще все тело! Кира участливо помог ей подняться, за что Кучики-младшая неизменно кивнула в знак благодарности. Пока ей казалось, что если слова начнут зарождаться в её горле, то они будут схожи с хрипом. Но нет, хрипа не было, был лишь тихий, такой же сухой, как и песок, голос. Но её голос.
- Я бы могла предположить, что это место чем-то напоминает Уэко Мундо, но.. Но там никогда не было тепло, поэтому, боюсь.. Я тоже не знаю этого места, - слова давались с трудом, после чего кашель подкрался к её связкам. Недолгий, словно все тот же песок забился у нее в гортани, и сыпался потом на диафрагму. Кажется, это все из-за недостатка влажности. Все же, это далеко не её снег, не её лед. Это даже не обычное лето с дождями и охлаждающими ветрами. Это безумный мир, жуткий мир, страшный мир. Хотя умершим страх не должен быть ведом.
А после надо было нащупать рукоять меча. Да, он висел все так же на поясе, спрятанный в свои законные ножны. На удивление, рукоять Соде но Шираюки показалась прохладной. Её ледяная принцесса просто так не сдавалась, и Рукия была рада вновь почувствовать легкую прохладу, словно привет из далекой реальности. А ведь.. Что это все? Не сон, боюсь, это был совсем не сон. Но и до реальности что-то не хватало.

0

7

Ни единой мысли в голове. Ни единого напоминания о том, что же их может ожидать в следующую секунду. И опять ответственность за двух существ, случайно оказавшихся рядом… или не случайно?
Ладно, не стоит стоять на солнцепеке, тем более, что жара все нарастала. Или только казалось, что нарастала? Сны должны подчиняться воле сновидца. А это сон, каким-то непонятным образом ставший явью. Сами они попасть сюда не могли – подобные случаи нигде не были описаны, так что… вполне вероятно, кто-то приложил к этому свою недобрую руку. Кто-то, кто очень хотел, что б капитан, лейтенант и седьмой офицер покинули Готей-13.
«Что может нас связывать?»
Ладно, это будем думать чуть позже, а сейчас, неплохо бы добраться до того кусочка земли, который выглядит вполне себе живым.
- Это не Уэко-Мундо, - произнес он, отвечая на слова, произнесенные Рукией, и, одновременно. на вопрос Киры. – Это место больше всего похоже на пустыню из мира живых, что, возможно, хуже. Здесь нет Пустых, но нас могут погубить сами природные условия. Поэтому нам необходимо укрыться от жары, которая вскоре может стать еще сильнее.
Черная одежда никак не способствовала хорошему самочувствию, но с другой стороны, закрыты были все участки кожи, кроме лица и шеи.
- Нам нужно добраться туда,  - Кучики указал на оазис и попытался сделать несколько шагов по направлению к нему. Ноги моментально увязли в песке, который расступался и вновь смыкался, подобно воде. Не ожидая такого подвоха, Бьякуя не удержал равновесия и упал…
«Что?... Боги Великие! Это все же сон... или... нет... изменчивая реальность…»

0

8

- Это не Уэко-Мундо...
Услышав это, Кира с почувствовал своего рода облегчение. В Уэко Мундо  оказаться сейчас и такими немногочисленными силами хотелось меньше всего.
Солнце палило нещадно и молодой человек почувствовал, что форма на спине взмокла.
- Нам нужно добраться туда, - Кира посмотрел в ту сторону, куда указывал капитан.
- "Надо значит надо", - подумал исполнительный лейтенант, стараясь не допускать мыслей о том, что в пустыне часто бывают ещё и миражи. Начальству видней.
Ободряюще сжав плечо Рукии, блондин двинулся за капитаном, но тот внезапно будто бы провалился по щиколотку в песок, а затем и вовсе упал, не удержав равновесия.
-"Зыбучие пески?", - мелькнула в сознании мысль.
Первым рефлексом было подбежать к Кучики и помочь ему подняться, но Кира вовремя остановил себя. Если это действительно зыбучий песок, то он только сам увязнет.
- Кучики-тайчо, с вами всё в порядке? Вы сами сможете выбраться?, - спросил он. -"К счастью, в случае непредвиденного... меч Рукии может создать "дорожку" из льда."

0

9

От того, что брат заверил их в том, что это место никак не связано с той холодной пустыней, стало легче. Камень с души стал падать еще тогда, когда девушка не нашла особых сходств, разве что оба места несомненно являлись пустынями. Нии-сама же помог этому подозрения убраться восвояси и больше не пытаться посягать на помыслы девушки. Все же то место не оставило в памяти Рукии ни одного приятного воспоминания. Даже больше - не было ни одного воспоминаний из того сражения, что не вызвало бы щемящей боли где-то под диафрагмой. Если там было сердце, то болело оно. Если же его там не было, то сжимались болезненно мышцы, вспоминая и о несуществующем сердце, и о вполне трагичных событиях, что остались позади. И ведь было от чего, да почему ему это делать, но сейчас это уже совсем не важно.
Кроме всего прочего, брат первым сориентировался в создавшейся ситуации и успел осмотреть местность настолько, чтобы заметить оазис вдалеке. Хотелось надеяться, что ему не присуща та иллюзия, который был покрыт Лас Ночес, ведь солнце палило нещадно. Темная форма шинигами, на удобство которой они никогда не жаловались, сейчас была самой нежеланной вещью. Рукия с радостью поменяла бы её хотя бы на обычное кимоно, а обычное хлопчатое платье, что она носила, пребывая в Каракуре, могло стать пределом мечтаний. Кажется, был полдень. Девушка плохо ориентировалась в здешнем времени, но по тому, что солнце не пыталось ослабить своей силы, думалось лишь об этом. И форма уже стала липнуть к телу, отчего лучше точно не стало.
"Как же здесь жарко.. Никогда прежде не верилось, что есть такие места на Земле.." - подумала девушка, выдыхая такой же горячий воздух, что и наполнил после её легкие. И правда, в это с трудом верилось. Общество Душ радовало неплохой погодой, а с ним и теплом, но по сравнению с этим, то были лишь невразумительные отголоски тепла.
- Нии-сама, - встревожено прошептала девушка, заметив, как её брат потерял равновение, увязнув в песке, что добровольно распутался, чувствуя под собой тяжесть, но уходить не собирался, и в итоге ступни утопали в этом скоплении песчинок. Рукия вполне благоразумно не сдвинулась с места, хотя она имела небольшое преимущество над обоими мужчинами, благодаря своим росту, а заодно и вполне небольшим размерам. Чем легче существо, тем меньше ощущает его давление песок, хотя сейчас она не могла сказать, как все окажется на самом-то деле.

0

10

Кучики удивленно смотрел туда, где находилась его нога.
«Что это? Мне показалось, или из песка на долю секунды действительно вылезла рука, помешав моему продвижению?»
Но сколько бы он не смотрел на то заколдованное место, ничего больше не происходило. Песок оставался таким же спокойным и безучастным. И даже ветра не было для того, что б мельчайшие его крупинки сдвинулись с места, изображая хоть иллюзию жизни.
Жестом дав понять Кире и Рукии, что б они не двигались, что, наверное, было лишним, Кучики легко поднялся и задумчиво посмотрел на небо.
«Где мы? Что это за место, и в чем его опасность?»
Но и небо безмолвствовало не хуже песка. Впрочем, заведомо глупо ждать ответы от того, что молчаливо по определению. Почему-то Бьякуя уверился в одном, просто так до заветного оазиса им добраться не дадут. Кто не даст? Разве сейчас это так важно? Само это место казалось враждебным трем шинигами, которым по какой-то непонятной причине «посчастливилось» попасть сюда.
- Будьте внимательны, - не оборачиваясь к Кире и Рукии, произнес он, - опасность может поджидать нас в любом месте и в любой момент. Причем, с любой стороны… А теперь идемте.
Может он и перегибает палку со своими чувствами, но лучше перестраховаться, чем погибнуть только потому, что что-то ты недосмотрел…

0

11

Капитан всё же сумел выбраться сам. На мгновение, всего лишь на мгновение Кире показалось, что это ему не удастся.
-"Ками-сама....", - лейтенант побледнел. Показалось ли ему или... когда капитан наконец вытащил ногу, то в сомкнувшихся массах песка мелькнула детская рука?
- Будьте внимательны, опасность может поджидать нас в любом месте и в любой момент. Причем, с любой стороны… А теперь идемте.
Кира мотнул головой.
-"Что за бред! Детская рука в песке... что дальше, Изуру, голова Главнокомандующего в небесах?"
-"Нет... нет, мне показалось"
, - откликнулся внутреннему голосу блондин, тоскливо подумав, что иметь такой ехидный и язвительный голос в голове - настоящее предательство со стороны психики.
Прикрыв на мгновение ладонью глаза от солнца, молодой человек постарался разглядеть получше тот оазис, к которому они направлялись.
От жары и солнца воздух будто плыл. Марево вдалеке мешало как следует рассмотреть конечный пункт назначения.
- Вы... не видите..., - начал было Кира, но тут же умолк. Зрение вполне могло подвести его, а тёмная и колеблющаяся фигура среди марева - оказаться либо миражом, либо пальмой. - Нет, ничего. Извините.

0

12

Солнце со своей любовью к черному не могло обойти темную макушку стороной. Да и его не просили это делать, ведь волосы сами лоснились под яркими, да жаркими лучами. И нельзя было придумать "лучшего" подарка в безымянной пустыне, кроме как черной формы, да черных волос. Не из-за этого ли все плыло перед глазами, теряя на мгновения фокус, но все же вновь возвращаясь на свои места? Однообразие, состоящие лишь из песка, поражало воображение, а впрочем, поразить воображение было уже довольно проблематично, ведь оно итак силилось найти не одно объяснение всему произошедшему. Хотя от этого было мало толка: этих объяснений не было вовсе. Можно было, конечно, подумать, что безумный торговец решил пошутить, да только это все лишь предвзятое отношение Кучики к нему. Да и на шутки это совсем не походило. Разве могут они довести да забытого всеми места? Вряд ли. Во всяком случае, в здравом уме сюда ни одна тропика не сможет завести, только если она не встретит на пути своем чьей-то мести, а в это уже слабо верилось, ведь могло ли существовать во вселенной существо, которому умудрились насолить одновременно такие разные шинигами?
"От жары ли это все плывет перед глазами? А, нет, все уже на своих местах.. Но откуда.. Кровь?.." - когда песок вновь зашелся в своей пляске, подгоняемый ветром, мир соизволил стать на свои места. Однако не успела девушка вновь взглянуть вперед, как фокус стал медленно теряться. И не от солнца вовсе. Кажется, все знают, что если долго смотреть, не моргая, то вовсе не нужна помощь светила, чтобы мир стал похож на бестелесную массу из красок, что переплелись между собой в танце безумия. Но стоило лишь моргнуть пару раз, как все стало на свои места. И исчезла та кровь, что почудилась девушке вокруг, и сумела удивить её. Песок, руки, даже черная форма не могла скрыть этого. Видение? Коварство, порожденное песками.
Чтобы не поддаться больше этим миражам то ли своего, то ли чужого разума, а может и вовсе неизведанной природы, она послушалась брата и осторожно двинулась вперед. Нельзя сказать, что идти было легко. Казалось, тело провело без движения как минимум пару дней. На удивление чуть ломило суставы, и то ли песок, то ли что-то еще, мешало идти спокойно и легко. Рукия сразу поняла, что шунпо здесь маловероятно сумеет возыметь какой-либо успех. Как же она это поняла? Да все тот же песок, в котором чуть утопали ноги, продавливая малую часть его массы, шепнул об этом.

0

13

А в это время...

Гин проснулся от странного ощущения — словно солнце било прямо в глаза. Их незамедлительно заломило так, что даже прежде чем проснуться окончательно, Ичимару прижал ладонь к лицу, утихомиривая «любимую» фотофобию. За чуть больше месяца, проведенного в Лас Ночес, он как то медленно, но верно отучался щурится и подзабыл, как режет глаза от яркого света. «Какого ёкая, нэ?..» Альбинос лениво перетек на бок, пытаясь закрыться от неведомо откуда взявшегося света, но тут в игру вступило второе абсолютно непривычное для Уэко явление — жара, впившаяся в белую макушку голодными раскаленными зубами. Нет, это уже форменно безобразие! Если кто то очень хотел, чтобы Ичимару проснулся, он добился своего. Сейчас Ичимару встанет, вспорет нахалу брюхо, разобьет лампу об стену, искрошит обогреватель и засне-е-е-ет!..

Руки заскользили по поверхности, поднимая разморенное со сна тело. По поверхности чего?.. Ощущение совершенно не похожее на прикосновение к ткани... и очень похожее на прикосновение... песка?! Гин резко распахнул глаза и тотчас зажмурился, зашипев сквозь зубы от боли. Закрыл лицо руками, успокаивая глаза, давая им привыкнуть к яркому свету, ослепившему его. Сощурился по привычке и обозрел пространство сквозь защиту ресниц, чуть было... не распахнув глаза снова. Теперь уже от удивления. Он прекрасно помнил, что засыпал в своей спальне, на своей постели, свернувшись клубком под одеялом, и представления не имел, каким образом мог оказаться посреди пустыни, разделявшей мир до самого горизонта едиственными двумя цветами — желтым и синим.

Лис поднялся, оглядываясь, еще раз убеждаясь, что если это и сон, то какой то до абсурда странный. Веселенькое дело, он понятия не имел, как он здесь очутился и каким образом отсюда выбираться. Чуткие лисьи уши ловили только один звук — шелеста песка под серокко, облетающим свои бескрайние владения. Забавно, да... Он поймал за хвост поднявшую голову панику, услужливо подсказывающую ему единственно логичное объяснение: Айзен, получивший от своего ехидного шута и сподручного все, на что рассчитывал, решил избавиться от язвы довольно оригинальным способом. От этой догадки по спине побежал холодок, но прирожденный охотник ловко свернул ей шею.

Что ж... еще один взгляд на пустыню, чьи шуршащие барханы уходили в делёкое далеко, окончательно и бесповоротно примирил Ичимару с действительностью. Оставаясь на месте, далеко не уйдешь, а помощи ждать, собственно говоря, неоткуда. По крайней мере, он избавлен от своего главного врага — скуки. Отряхнув с белоснежных одежд песок, правая рука нового бога Уэко Мундо пошествовал, как ему казалось, вперед, ощущая под одеждой обнаженной кожей прохладные касания Шинсо и намурлыкивая под нос старую скабрезную руконгайскую песенку.

+1

14

Не считая жары, вокруг было все тихо и спокойно, но что-то внутри подсказывало, что это всего лишь иллюзия спокойствия. Безмятежный песок, расступающийся под ногами, подобно воде, скрывал в себе ложное ощущение безопасности. А раскалившийся воздух заставлял дышать чуть чаще, чем это требуется при нормальном жизненном ритме. Адская жара, с каждой секундой все нарастающая, сделала свое черное дело – сонливость быстро дала о себе знать. В общем, каждая клеточка тела, каждая частица души кричала об опасности. Причем не той, неизвестной, что могла таиться вокруг, а вполне физической и ощутимой.
Но все же, Кучики не мог просто так отбросить свое видение этой руки из песка, да и сам факт их пребывания тут не имел под собой никаких веских объяснений. Поэтому он не мог себе позволить пропустить слова Изуру о том, что показалось ему… Может мираж, а может и нет.
- Что вы видели, лейтенант Кира?
И все же, стоило продвигаться вперед. Они итак потеряли слишком много времени на разговоры и обсуждения случившегося.
- Нам надо идти. Расскажите по дороге и... нам неизвестно это место и его способности, поэтому любое умалчивание даже самого незначительного факта, может стоить нам жизни.

0

15

- Что вы видели, лейтенант Кира? - прохладный тон Кучики-тайчо подействовал отрезвляюще. Если бы этот холодный голос можно было сейчас материализовать и приложить получившуюся ледышку к затылку, который уже нещадно напекли солнечные лучи... Мечтать не вредно.
-"Действительно, что я видел?", - мысленно отозвался Кира.
Последовавший далее приказ показался весьма разумным. Тем более, что от природы белокожий Изуру терпеть не мог прямые солнечные лучи.
Весьма интересную свою особенность, не слишком характерную для блондинов, он узнал ещё в Академии. Кира почти не обгорал на солнце и, практически, не потел от жары. Это-то и было ужасно. Тело продолжало нагреваться, не получая охлаждения, и в конечном итоге это, как правило, заканчивалось тепловыми ударами. Стоит ли говорить о том, что жаркое и яркое солнца Изуру недолюбливал.
Шагая вперёд весьма осторожно - слишком свежа была ещё перед внутренним взором картина "Кучики-тайчо проваливается в песок", Кира ещё раз глянул в сторону оазиса.
Солнце слепило и противно било по глазам, в мареве разглядеть что-то было довольно сложно.
- Я не уверен, что это достойно упоминания... - тут лейтенант позволил своему голосу мягко сойти на нет, вежливо давая понять, что его слова на абсолютную веру принимать не стоит. - Но мне показалось, что впереди... вдалеке...  кто-то есть.
-"А ещё мне показалась детская ручка в песке, тайчо, представляете? И теперь, вспоминая, что я на этом самом песке лежал, уткнувшись в него лицом, меня холодный пот прошибает....", - мысленно добавил Изуру.
Воображение мигом услужливо нарисовало ему картину - он лежит на золотистом песчаном ковре, а десятки бледных ручек, медленно утягивают его в песок.
Кира повёл плечами, избавляясь от мерзкого ощущения, и ускорил шаги. Неимоверно хотелось в тень.
- Хотя скорей всего это просто обман зрения... при таком ярком солнце - трудно судить.

+1

16

Рукия не особо прислушивалась к разговору брата и Киры. Девушка находилась в своих мыслях, с которыми до сих пор не могла сладить. Да это было и понятно, ведь как можно согласиться с теми невероятно нелепыми словами, что вертелись в голове и пытались сойти за здравые суждения? Нет, в них не было ни капли здравого смысла, как и во всей сложившейся ситуации. И это угнетало. Ведь это неведение.. Она всегда не любила его, наверное, потому что боялась. Сначала детство, проведенное в том же неведении. Почему? Никто не знал, что будет завтра, никто не знал, наступит ли для него завтра, да никто, в общем, не знал, наступит ли это завтра вообще. Да и после ничего не изменилось общим счетом. Принятие в великий клан не принесло прояснения в жизнь. Нет, конечно, и в её жизни наступали просветы, но их было не там много. Периодами, короткими мгновениями. И это было сложно, не знать, что происходит вокруг тебя, но еще труднее, не знать, что же происходит с тобой. И это был один из тех случаев.
- Хотя скорей всего это просто обман зрения... при таком ярком солнце - трудно судить, - словно подтверждая то, что привиделось не так давно Рукия, говорил лейтенант 3-го отряда. И девушка с ним безмолвно согласилась, ведь поверить в то, что ей привиделось, было невозможно. Да и этого вовсе не хотелось делать. Все произошедшее вызывало недоверия к этому месту, в которое они неизвестно зачем, да и как, попали. И не одно недоверие вызывало оно у Кучики, а еще и каплю страха, за давший брешь рассудок. Да, все же девушке пришлось усомниться в своем рассудке, и пусть виной всему было слишком яркое солнце, которое не обделило их теплом, но факт оставался фактом. Ведь она привыкла смотреть здравыми глазами на мир, не пытаясь себя оправдать. Хотя нет, порой поддавалась подобной слабости, но это был совсем не из тех случаев, где подобное было уместно.
- Кира-сан прав, даже для нас подобное солнце может создать пару иллюзий. В пустыне это не редкость, - высказалась вслух девушка, следуя за мужчинами. Рукия не отставала: все же подобная местность не давала никому явных преимуществ. Ранее она могла бы сомневаться в этом, что и делала, но на практике все оказалась так, как оказалось.

0

17

Сколько Ичимару шагал по раскаленным пескам, он сказать не мог при всем желании. Но явно достаточно, чтобы пересохло в глотке и страшно захотелось пить. Плывущее марево смазывало мир в какое-то расплывающееся пятно, казалось, еще чуть-чуть, и песок уйдет из-под ног, уволакивая одинокого путника в душные глубины… Правда, инстинкты зверя сработали раньше, чем это произошло. Гин успел отскочить в сторону раньше, чем осознал, что проваливается, и сейчас стоял, тревожно оглядывая местность. Интересненький фортель…

Шинсо медленно, но верно раскалялось даже под одеждой, и вакизаши пришлось переместиться на бок, поверх щегольского аквамаринового оби, выделяющегося ярким пятном на белоснежной ткани. Завершив перемещение недовольно звякнувшего занпакто, лис с интересом всматривался вдаль, заметив на горизонте вырисовывающиеся силуэты пальм. «Вода!» - радостно завопили инстинкты, побуждая тело чуть ли не бросится бегом навстречу оазису. «Мираж» - холодно оборвал разум, явно не разделявший уверенности в таком скором спасении. «Так или иначе, цель», - заключил про себя экс-капитан третьего отряда, выслушав обе стороны.

Бесконечным не бывает ничего, даже пустыня, чем бы эта пустыня не являлась и где бы ни находилась. Был, правда, риск начать ходить кругами, но в любой момент можно изменить направление. Говорят, кицуне бессмертны… возможно, это прекрасный способ проверить истинность древних легенд. В отличие от большинства шинигами Сейретей Ичимару Гин ни сном, ни духом не принадлежал к человеческому миру и ни разу еще не умирал. С определенной точки зрения даже это приключение могло стать ценнейшим опытом… мало ли что его ждет по ту сторону этого странного и слишком реального сна.

«Соуске… - промелькнула в голове шальная мысль, - если вдруг тебе именно сейчас стало скучно в сотый раз выигрывать в шахматы у Канаме, самое время меня разбудить, да… А если ты еще и вина… - Гин с трудом сглотнул, - холодного с собой принесешь, обещаю хранить тебе все виды верности до самой смерти. Твоей…»

Ответа не последовало. Никто не затряс за плечо. Благословенная тьма не сменила жалящее солнце. Лис не проснулся… Подождав еще немного, он пожал плечами, словно давая понять наблюдающей сверху Инари, что иного выхода у него нет, и пошагал вперед – к влекущим силуэтам пальм.

+1

18

Они всё шли и шли, оазис медленно, но приближался – хоть что-то радовало. Кира с облегчением подумал, что, к счастью, это действительно оазис посреди пустыни, а не мираж.
Пока они маршировали по песчаным дюнам, каждый хранил молчание, экономя силы. Потому времени на размышления было предостаточно.
-«Интересно, каким образом мы вообще сюда попали…», - размышлял лейтенант. –«Последнее, что я помню – как я ложился спать… возможно, это всё просто сон»
Кира поразмыслил над этим предположением ещё пару мгновений и решительно отмёл его, как несостоятельное. Для сна уж слишком реально.
-«Тогда что? Мгновенно перемещение в Генсей? Или, может, утечка какого-нибудь газа из 12го отряда? Тогда это всё одна большая галлюцинация…»
Лейтенант поломал голову ещё некоторое время, но в итоге не пришёл ни к чему вразумительному.
Казалось, прошла целая вечность, когда трое измученных шинигами достигли блаженной прохлады оазиса.
- Ками-сама… - счастливо вздохнул Кира, забыв на миг обо всех бедах.
Откуда-то веяло прохладой, которую, скорее всего, мог источать водный объект…
-«… вроде родника… или прудика… или…», - о большем мечтать Изуру уже просто не осмеливался.
На первый взгляд опасности нигде не было. Во рту пересохло и блондин с трудом сглотнул, предвкушая, как напьётся воды.
- Всё вроде спокойно… - произнёс он, поглядывая на капитана. – Может быть, мы пойдём к воде?

0

19

Сны бывают разными. Чаще всего сюрреалистичными, неосязаемыми, многократно превосходящими реальность, не подчиняемыми ни одному из законов природы, в котором они сами были приятным, но все же исключением. А порой сны переходили в реальность, расцветая черно-белыми воспоминаниями, выцветшими, но разгорающимися вновь и вновь пламенным огнем памяти. Такие сны тлеют долго, подчас болезненно, но в итоге рассыпаются пеплом и остаются позади вместе с упустившим свой и наш шанс прошлым.
Реальность редко чем-то отличалась от снов. Она была также многолика и подчас не менее сюрреалистична, но имя ей было не сон, а явь. Ее нужно было принять, даже не понимая. Просто принять, ведь она не могла раствориться полуночным сном, исчезнуть из памяти вместе с первыми лучами солнца, оставляя лишь привкус пережитых взлетов и падений.
И эта реальность была ничем не хуже сна, вряд ли оставляющая шанс поверить в то, что все это все останется лишь еле ощутимыми следами на раскаленном металле памяти. Но ни одна из догадок не исчезала бесследно, все они роились рядом в диком танце, меняясь ролями, меняясь местами. И собственный мир сгорал в неизвестности, когда вокруг пустыня дышала покоем. Ее покой был непривычен, но понятен. Она просто дышала, вздымаясь от очередного порыва сухого ветра. И неизменное светило над головой было залогом ее покоя, ее угнетающей стабильности.
Тело уже лениво реагировала на легкое покалывание песчаного полотна под ногами, что изловчилось прикасаться к коже, спрятанной под плотной тканью формы. Однообразность вызывала привыкание, которое нечему было сломить. Но стоило отметить, что в этом привыкание вряд ли было что-то ужасное. Скорее наоборот - подобное облегчало путь по пустынной местности. И это было довольно кстати, учитывая то, что Рукия не особо любила передвигаться по земле, не поэтому ли она больше предпочитала передвигаться по крышам, откуда все было видно словно на ладони? Поэтому, ну и, конечно, из-за своего неизменного практически в прямом смысле слова роста, но тут уж ничего не поделаешь.
Близость оазиса, который был единственным источником воды в пустыне, стала ощутима физически. Это почти не оставляло не единого шанса миражу пленить их, хоть разум и способен стоить подобные козни, подчиняя вымыслу все чувства. Их можно было обмануть, но навряд ли можно было обвести вокруг пальца ее катану. Меч чуть встрепенулся в ножнах, что неизменно ощутила сама Рукия. Соде но Шираюки, как представительница занпакто ледяного типа, чувствовала себя намного увереннее вблизи источника воды, ведь в пустыни ее было в недостатке. И, словно вторя катане, девушка тоже встрепенулась в душе. Солнце уже заметно извело их всех.
Где-то далеко внутри забилось дворовое желание сорваться с места и броситься к источнику, который обязательно принесет легкое ощущение прохлады. Но ему нельзя было подчиниться, вспоминая, что доброжелательностью по отношению к ним данная местность не могла похвастаться. Непредусмотрительное желание поддакивало, что здесь нет опасности. Что же может таиться там, где все видно словно на ладони? Да и что может испугать трех испытанных опытом и сражениями шинигами?
"Все выглядит безмятежно под зноем беспощадного солнца.." - и это было правдой, даже оставаясь в непосредственной близости от источника. Жажда неизменно мучила уже каждого из них, ведь если обычным душам нужна была вода, так что же говорить о них? Но излишняя предосторожность не спешила отступить на последний план, напоминая о себе.

+1

20

Вопреки опасениям, до оазиса они добрались без особых трудностей. Но плохого предчувствия в том, что место опасно это не унесло. Всю дорогу Бьякуя то и дело оглядывался по сторонам, готовый моментально среагировать на неведомого врага.  Но песок продолжал вести себя тихо, небо – спокойно, и никаких миражей больше не возникало. Только нещадно палившее солнце подгоняло приключенцев на то, что б они как можно быстрее добрались до спасительного клочка земли.
Это вызывало некоторый подозрения и опасения, но выбора у них не было.
Оазис встретил их прохладой и ласковым теплым ветерком. Кучики устало опустился на небольшой камень, собирая в голове все свои знания об иллюзорности и иллюзиях вообще. Первой идеей было, что во всем виноват Айзен, но эту мысль Бьякуя быстро отбросил. В конце концов, Соуске неплохо знал устройство Готея, и поймал бы в иллюзорную ловушку кого-нибудь посильнее, чем Рукия и Изуру. Вообще идеалом такого плана было – его и Зараки Кенпачи, так как этот идиот – капитан одиннадцатого отряда – сумел втянуть его в битву против него самого в условиях Зимней Войны.
Против кого-то из них поодиночке эта атака направлена тоже не была. Что бы задеть то, что аристократ скрывает за семью масками ледяного спокойствия и равнодушия – достаточно было бы и одной Рукии – единственного близкого человека, кто у него остался.
Что же может задеть Киру?
Да и способна ли Кьека Суйгетсу на такие вещи? Аристократ сомневался.
Тогда что это?
Невозможно строить догадки, не имея на руказ вообще никаких фактов. Невозможно попасть пальцем в небо.
Бьякуя поднял взгляд, сквозь ресницы наблюдая за действиями сестры и лейтенанта.
- Всё вроде спокойно…  Может быть, мы пойдём к воде?
- Нам нужно держаться вместе, - хотя, они это итак должны понимать, - если расходимся, друг-друга из виду не теряем, если необходимо кому-то куда-то отлучиться – ходим с сопровождающим. Но это крайний случай.
Если один погибнет, второй как минимум сможет оповестить третьего об опасности.
Звук шумящей воды раздавался совсем неподалеку, и Кучики первым направился туда. Он, как капитан, отвечал за жизнь и безопасность подчиненных. И эту иераржию не отменял тот факт, что они оказались черти где, черти когда и черти как.
А еще нужно решить, как из этого места выбраться.

+1

21

Только добравшись до оазиса, Лис понял, насколько вымотал его этот переход. Пить хотелось до такой степени, что перед глазами плыли радужные круги, к тому же к пересохшей глотке подкатил комок, и резко все поплыло перед глазами. «Ёкай меня задери! Вот только солнечного удара мне и не хватало!..» Гин инстинктивно прислонился к стволу одной из пальм перевести дух. Источник тут, рядом и от него не убежит и вряд ли испариться, так что торопиться, собственно, смысла не имеет.
«Хотел бы я все таки знать, как здесь оказался… Да еще и в гигае, судя по всему… Если это, конечно, Генсей, а не плод работы Киоки… Если это Генсей, рано или поздно здесь пройдет караван, а уж я придумаю, как уговорить живых вытащить меня из это пренеприятнейшей ситуации… А если это иллюзия Айзена, надо успокоиться и проснуться… С другой стороны, это может быть какое то наркотическое средство made in Лаборатория Гранца-младшего. Но и это не страшно, рано или поздно, действие закончится. В любом случае, кому то придется ответить на мои вопросы…»
Ичимару разлепил сощуренные веки, провел языком по сухим губам и оттолкнулся от ствола, полный намерения продолжить свои географические изыски. Вода погасит панику и даст сил – следовательно, идем к воде. Яркая зелень радовала взгляд, листья пальм давали хоть какое то прибежище от солнца, и ситуация казалась уже не такой патовой. Слава Инари, он не в форме шинигами! Вот это была бы чистая смерть – оказаться одетым в черное глухое одеяние среди раскаленной пустыни… До чуткого лисьего слуха донесся сладостный шум текущей воды, и ноги сами понесли Ичимару туда, на самый желанный звук, уже не разбирая дороги…
Водная гладь озерца на мгновение ослепила Лиса, прозрачным бриллиантом сияя под яркими лучами, пробивающимися сквозь широкие листья пальм. Миллионы искр сливались в одно радужное полотно, солнечными зайчиками бросаясь в глаза… Шум воды несся откуда то левее, видимо, там пробивалась из под толщи песков подземная река, растекаясь в промытой низине этим вот озерцом и глубинными течениями вновь уходя под землю. Кицуне рухнул на колени, жадно зачерпывая воду, и наконец то прохладная влага коснулась губ и потекла в иссохшее горло… В каждым глотком перед глазами прояснялось, кровь перестали шуметь в голове, заглушая все остальные звуки, да и головокружение мигом прекратилось. Лис пил и не мог оторваться, пока жажда не отпустила его… Ополоснув лицо, экс-капитан 3 отряда растянулся на бережку, разглядывая небо сквозь зелень, давая уставшему телу отдых, а себе – время на раздумья.

Отредактировано Ichimary Gin (02-04-2011 12:22:53)

+1

22

- Нужно держаться вместе, - отозвался Кучики - если расходимся, друг-друга из виду не теряем, если необходимо кому-то куда-то отлучиться – ходим с сопровождающим. Но это крайний случай.
Блондин кивнул. Сейчас он был на всё согласен, лишь бы добраться до воды.
Они прошли немного вперёд, оставляя за собой пышущую жаром пустыню. Солнце ярко сияло над головой, но в тени деревьев это казалось не так ужасно, как посреди раскалённых песков.
С трудом сглотнув, Кира почувствовал, как дерёт горло от жажды.
- Ох… вода… - пробормотал он, когда взгляду открылось озерцо.
От него ощутимо веяло прохладой, а вода казалась такой кристально-чистой, что нет-нет, а и можно ухитриться разглядеть там дно.
Осмотревшись и убедившись, что ничего не угрожает, Кира подошёл к воде и опустился на одно колено у самой кромки.
Хотелось встать на четвереньки и лакать воду, как дикий зверь. Но при обоих Кучики лейтенант себе такого позволить не мог. Потому сложил ладони ковшиком, зачерпнул воду – прохладную, чистую – и поднёс ладони к губам.
Предвкушение показалось даже лучше самой воды…
Губы мгновенно замёрзли, а горло на мгновение протестующее сжалось. Даже зубы заломило.
-«Ками-сама… это самое прекрасное, что только может быть…» - подумал лейтенант, зачерпывая ещё воды.
Напившись, он ополоснул лицо и выпрямился, оттряхивая хакама от налипших соринок.
Повеял ветерок, взъерошил светлые волосы, растрепав чёлку, и лейтенант счастливо вздохнул. Где бы они сейчас ни были, но подобного умиротворения он уже давно не испытывал.

+1

23

Сухой воздух, пронизанный прохладой близлежащего источника воды, уже совсем не походил на тот суховей, что почти привычно окружал их в этом особом мире смертельных загадок. Это был обычный, нормальный, давно привычный воздух летнего зноя. Спустя пару метров вспомнилась цветущая весна и свежесть грибного, чуть освежающего дождя. И с каждым шагом становилось легче дышать, прохлада трепетно разносилась по телу, не смея его остудить, а вызывая лишь обнадеживающее ощущение, что пожар, в котором они оказались, оставил после себя лишь тлеющее пепелище и ушел. А желание, вызываемое жаждой, было сродни желанию ливня - единственного, кто мог пробудить жизнь на этой омертвленной земле.
Вокруг почти физически ощущался тот вздох облегчения, когда в первый раз кожу обдало одиноким порывом ветра, словно мокрой ладонью кто-то провел по щеке, кожа которой, как и всего тела, уже давно ощущало на себе лишь тонкую порошицу песка. Гладь воды радовала не только глаз, но и каждую часть тела, что стала забывать вкус влаги. Пустыня была жестоким миром для них в этих условиях, но даже в этом мире жизнь умело чередовала свои полосы. И оазис - драгоценнейший подарок, что пока что попадался на этом пути - хоть и вызывал горстку оправдываемого недоверия, но все же развеивал все подозрения еще одним ласковым движением ветра по пересохшей коже.
Рукия подошла к воде, гася одно желание за другим. Их было много, они варьировали от самых осознанных до безумных, навеянных предвкушением первого самого желанного глотка. Лучше него не будет ни один последующий. Но девушка подошла спокойно, как и шла до этого весь путь, в том же ритме. Наклониться к воде, зачерпнуть ладонями прохладу воды и поднести ко рту, а после быстрым глотком расплескать ее по телу. Это было приятно и долгожданно.
"Прохлада.." - прохрипел удовлетворенно внутренний голос, вторя всем мыслям, всем чувствам. Еще через пару глотков ум сможет так же здраво и хладнокровно оценить все произошедшее, а пока, вместе с прохладой пришел и вкус. Вкус обычной, самой простой в мире воды. Вкус, который остался лишь в детстве и забылся, заглушился традициями много лет спустя. Вода чистая, чистейшая, была единственной, чей вкус знал каждый руконгаец. Она была необходима всем, даже самым обделенным духовной силой душам. И, как ни странно, но достать ее тоже было сложно. Даже воду им в свое время приходилось уводить из-под носа торговцев.
Первое ощущение прошло так же быстро, как кровь гнала капли прохлады по венам. И дышалось по-другому. И даже темная форма ушла с первых позиций в череде врагов. И теперь она обязана была понять, что все же происходит.

+1

24

Даже  само нахождение возле воды приносило облегчение уставшему разгоряченному организму. Воздух перестал казаться таким сухим. Каждый вдох больше не обжигал легкие, высушивая кровь, делая несносной каждую секунду жизни. Наоборот, прохладный воздух уносил жар, собранный телом во время их недолгого, но изнемождающего путешествия.
Позволив сестре и лейтенанту первыми подойти к воде, он вскоре последовал их примеру. Прохладная вода казалась безмерно манящей и желанной, а первый глоток – чуть ли не пищей Богов. Умывшись, и намочив одежду, он окунул руки в воду, просто наслаждаясь ее прохладой и позволив своим мыслям бежать вместе с током воды.
Время течет, подобно этой воде,  несется куда-то в небытие. Но везде есть свое логичное завершение, ничего не возникает просто так, и не исчезает в ниоткуда. Что есть их нынешнее состояние? Рождение? Смерть? Промежуточное положение между жизнью и смертью?
Вообще, хотелось просто сбросить с себя одежду и кинуться в эту манящую прохладную воду, смыть с тела песок и соль, естественно образовавшиеся во всех складках одежды, и между внутренним кимоно и кожей. Но это не представлялось возможным, так как рядом находилась Рукия.
Хотя, рано или поздно им всем все равно придется искупаться, ведь они все живые, со всеми вытекающими последствиями. По крайней мере, они чувствуют себя живыми, а все остальное раскроется со временем.
Внезапно в ощущение спокойствия и умиротворения врезалось еще одно чувство. Бьякуя даже расширил глаза от изумления и раздражения на себя. Как он мог это пропустить? Как мог оказаться настолько беспечным, что б не заметить? Знакомое и ненавистное ощущение реяцу, которую Кучики уже давно не ощущал в Готее. Да и если бы ее обладатель имел несчастье появиться в Обществе Душ, то мгновенно бы оказался убитым или приговоренным к смертной казни.
Предатель!
Отказываясь верить, Бьякуя медленно поднялся, пытаясь определить местонахождение источника рьяцу. Мог ли он ошибиться, перепутать или… или это очередная иллюзия? Но чем больше он прощупывал ее, тем больше убеждался, что где-то рядом находится Ичимару.
- Гин! – тихо произнесенное имя прорезало воздух, как раскаленный нож масло. Рука автоматически легла на правый бок, проверяя наличие оружия.
Ответ на многие вопросы скрывается где-то рядом,  и имя ему – Ичимару Гин. Остается только выловить его и вытрясти всю информацию!
Ох, если бы это было так легко сделать, как сказать. Бьякуя прекрасно понимал, что единственным стоящим соперником для лиса будет он сам. Кучики быстро взглянул на самозабвенно плескающихся Киру и Рукию. Заметили ли они что?

+2

25

- Гин! – выдохнул Кучики.
Изуру непонимающе посмотрел на капитана.
Рука мужчины легла на рукоять меча, а губы сжались в суровую линию.
-«В чём дело?» - хотел было спросить блондин, но внутренний голос тут же язвительно откликнулся – «Хватит уже… ты прекрасно это чувствуешь. Его чувствуешь… и чувствовал раньше. Хватит притворяться, Изуру»
Кира медленно выпрямился. Притворяться... да, хватит. Даже и смотреть на отражение в воде не было нужды – лицо не выражало ни одной из тех эмоций, что терзали его. А всё благодаря долгим тренировкам – привет из детства, здравствуй полу-честь полу-аристократа.
Сейчас шинигами не собирался задумываться над тем, что здесь делает Ичимару – а в том, что реяцу принадлежит бывшему капитану, Кира был уверен на сто процентов. Слишком часто он ощущал её отголоски – капитан всегда сдерживался. Слишком трудно было научиться жить без неё под боком – Готэй, по сути, совсем не большой…  Сейчас Кира больше всего хотел метнуться в шунпо в ту сторону, откуда исходила эта духовная энергия – такими манящими, чарующими волнами… что он станет делать, когда окажется рядом Кира ещё не решил. Оскорблённая гордость вопила и требовала отрубить Гину голову. В мозгу слабо билась мысль о том, что он должен узнать причины ухода… Сердце молчало… пока что. К счастью. Он не был уверен, что сможет выдержать, если это изменится.
- Ичимару-тайчо… - слетело с губ, и блондин закусил нижнюю. Какая глупость, Гин уже давно перестал быть его капитаном. Не «тайчо». Предатель.
Найти воздух в лёгких оказалось неожиданно трудно, и потому голос получился слишком уж сдавленным:
- Простите, Кучики-тайчо. Это дело чести.
А потом Кира бросился вперёд.

+1

26

Ичимару чувствовал их. Чувствовал с того момента, как они вступили в оазис... в его, между прочим, оазис - ведь он пришел первым. Прислушиваясь к пульсации чужих реацу, Лис медленно поднялся, как поднимается змея из травы, не сводя глаз с противоположного берега. "Кучики!.. Ксо!.. теперь я просто уверен, что переработал в комнате слежения, и у меня кошмар на почве мигрени. Другого объяснения нет!" Бешенство поднималось откуда то снизу обжигающей густой волной, словно дым из глубинной печи, стараясь затмить осторожный рассудок. Здесь мог оказаться кто угодно, кто угодно из всего Готтея - от самого незаметного рядового до самого соо-тайчо, но... Конечно же, ему снился Кучики Бьякуя, а как же иначе?
Гин зло оскалился своим мыслям. Незванный гость хуже гиллиана, а если гостей... трое? Он недвижно стоял на берегу озера, готовый к мгновенным любым действиям - от внезапной атаки до бесшумного отсутупления в гущу зелени. Надо было выждать время, тем более, что остальные две реацу были не менее знакомыми... Это было схоже... с последствиями мастерского удара кинжалом, когда не успеваешь даже почувствовать боль - она приходит позже - а только слабость из за обильной кровопотери. Осознание проломило грудную клетку и дернуло сердце вниз, выдирая его с корнем. Перед глазами помутилось... Ичимару чуть покачнулся, инстинктивно хватаясь за грудь, сдерживая ходящие ходуном ребра.
- Изуру... - не то вопрос, не то утверждение чужим глухим голосом, забывшим напевность кансайского наречия... имя, которое он так и не смог забыть за короткий, но насыщенный месяц пребывания в Лас Ночес. - Надо же... какой все же... странный кошмар.
Он заставил себя улыбнуться и, чувствуя приближение этой реацу, не двигался. Он ждал.

Отредактировано Ichimary Gin (22-04-2011 20:31:51)

0

27

"Неизвестность — самая мучительная из всех пыток."
Это говорили не ей и тем более не она, но вкус этих слов Рукия уже давно осознала,  ощутила их и неизменно могла различить его в любом разнообразие поверхностных ощущений. Сколько пережило это слово ее разномастных чувств и она вместе с ним? Не сосчитать, не вспомнить, но и не забыть. Неизвестность - то единственное, что было у нее всю жизнь, что никто не спешил забрать. Да и кому была нужна она? Неизвестно - то, что не обходило стороной ни нищего, ни правителя.
И сейчас оно было с ней рядом. Его хватало на всех и сразу. Не разбирая ни друзей, ни врагов, оно просто было, наполняло воздух и саму жизнь. И вся безмолвная пустыня была наполнена лишь одним ощущением, к которому сводились все мысли. Это был замкнутый круг, к которому вновь и вновь сводились все мысли. И даже долгожданная прохлада не могла здесь помочь: безысходность - одна из сторон неизвестности. Может на этот раз выпала именно эта карта?
Все немыслимые и весьма ожидаемые рассуждения прервал четкий голос брата. Девушка не сразу обратила внимание на смысл одного-единственного слова, но спустя мгновение и до нее песчаный ветер донес обрывки реяцу, которая была здесь намного дольше, чем они могли представить. Узнать, кому принадлежала эта духовная энергия, не составило труда. Память впиталась вместе с природным чувством страха, который был вызван при первой встречи неосознанно, совершенно спонтанно. Это было похоже на инстинкт самосохранения, который сработал, но, кажется, чуть в обратную сторону. Нет, конечно же со временем страх затих, нашел себе более укромное место, но подсознательно Рукия всегда знала, что ей не избавиться от него - это неизгладимое чувство превосходства не преодолеть, даже при всем том желании, которое так наивно могло появляться.
Моментально рука переместилась на рукоять занпакто, а тело выжидающе напряглось. Все это - инстинкты, выработанные не только многолетними тренировками. Эти тренировки начались задолго до поступления в академию, пусть и тогда ее руки не держали меча, но тело уже тогда помнило все.
Рукия не рванула порывисто вперед, чтобы попасть в то течение, что могло принесли к неизбежной битве. Может, это было банальное опасения, непонимание, а может то, что это битва была не ее. Месть - не то чувство, которое властвовало здесь, да и Кучики давно оградила себя от него. Но если быть битве, то ее не обойти стороной - девушка это знала, но не верила до конца этому проклятому месту. Могло ли это быть иллюзией? Миражом, что сгладил насыщенные краски, скрывая чужие лица? Что еще принесет им пустыня после такого подарка?
Она ничего из этого не знала, но была относительно готова ко всему, что могло произойти сейчас в этом забытом всеми мире. Или, по крайней мере, думала так.

+2


Вы здесь » Bleach: Изменить Этот Мир » Архив » Когда сон становится явью.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC